Дмитрий Аленичев — о шансах остаться в тульском «Арсенале», размолвке с Филимоновым, уважении к Гинеру и календаре

14.04.2015 22:34
822

Автор «ProСпорт» Роман Трушечкин побывал в Туле на матче местного «Арсенала» с московским «Спартаком» (1:0). После игры интервью дал главный тренер туляков Дмитрий Аленичев, который в качестве игрока провел полторы сотни матчей за «Спартак».

— Болельщику, который выбежал на поле и позвал вас в «Спартак», что ответили?

— «Спасибо за пожелание». Было приятно, неожиданно. Я попросил стюардов, чтобы не применяли грубую силу. Бывает такое, человек от души, искренне, не с какой-то злобной целью. Иногда бывает же в драку лезут те, которые на поле выбегают.

— Шарф, который он подарил, оставили себе?

— Конечно.

— У вас, видимо, коллекция уже?

— Коллекция большая. Делюсь с мамой, с родственниками.

— Победа над «Спартаком» доставила максимальное удовольствие в этом сезоне?

— В плане результата — потрясающе. В плане антуража — вопросов нет. Качество игры было на среднем уровне, но в ущерб качеству игры мы добились результата, поэтому здесь можно скидку сделать. Были еще хорошие игры. В Санкт-Петербурге на Кубок, второй тайм особенно. Второй тайм с «Локомотивом» в Москве мне очень понравился.

Некоторые говорят: «превыше всего результат». Да, результат имеет огромнейшее значение. Но я хотел бы вкупе с результатом ставить качество игры. Я не хочу разделять их. Делю пополам: и то важно, и то. Считаю, будет качество футбола — будет и результат. Потому что у меня есть опыт. Просто приведу пример: в «Спартаке» мы играли хорошо, но иногда проигрывали. Романцев заходил, а мы сидим расстроенные. «Ребят, чего вы расстроенные?» — «Проиграли...» — «Ну да, проиграли. Но вы сегодня играли хорошо. Где-то пять моментов создали — мяч не шел в ворота. Вы играли в футбол, ребят. А всегда выигрывать невозможно». И я на установках перед играми всегда ребят прошу показать хороший, интересный футбол. Не отходить от своего футбола. Потому что ребята играть умеют.

— Автор гола «Спартаку» Смирнов сказал, что вы в перерыве жестко разговаривали.

— Чуть-чуть повысил голос. Я ругаться не умею, никогда от меня одного даже матерного слова никто не услышал и не услышит. Поэтому в вежливой форме чуть-чуть повысил голос. Акцентировал внимание на двух позициях в обороне.

— В августе 2013-го вас два дня подряд настойчиво звали в Самару. Как это было?

— Звонки от генерального директора [футбольного клуба "Крылья Советов" (Самара)].

— Вы колебались вообще?

— Нет, чего мне колебаться. Я дал обещание губернатору, что я с командой до конца сезона доработаю, а там будет видно уже. Поэтому я в первый день сказал категорично: «Спасибо за предложение, но я остаюсь в Туле работать, потому что дал обещание».

— С «Тосно» было похожее?

— Да, с «Тосно» тоже самое. Когда люди мне звонят в середине сезона я, честно говоря, не понимаю этих звонков и предложений. Потому что люди знают, что я в любом случае «Арсенал» не брошу в середине чемпионата. Летом — пожалуйста, чемпионат закончится, могут быть какие-то варианты. Но не в середине сезона. Я не сторонник бросать команду, тем более — «Арсенал» в такой тяжелой ситуации.

— Представьте, наступает июнь, последний месяц вашего контракта. Назовите критерии, опираясь на которые, вы будете принимать решение относительно своей судьбы.

— Он один, единственный и самый главный. Если я увижу заинтересованность властей здесь в развитии команды, чтобы развивалась инфраструктура, — мне этого будет достаточно.

— Если по-простому: вам надо пару тренировочных полей с подогревом?

— Пару тренировочных полей, базу можно улучшить. Для команды премьер-лиги эта база маловата. Чтобы было стабильное финансирование, потому что я, честно говоря, не сторонник вести эти разговоры о финансах. Футболист должен был полностью сосредоточен на тренировках и играх. Соответственно, неплохой чтобы был подбор игроков, материал, если так можно, конечно, сказать. А, учитывая, какая здесь атмосфера на стадионе, — что еще может быть лучше?

— А если у вас к этому моменту есть еще и предложение понятно откуда, это тоже фактор для ваших размышлений?

— Естественно, а почему же нет? Я же человек, я тоже хочу расти, и если будет какое-то предложение, я готов его выслушать. Готов обсуждать, разговаривать. Устроит — да, не исключено, что я... Чтобы народ не думал, что я на всю жизнь должен остаться здесь в Туле. Я благодарен, что мне вообще Тула дала возможность работать здесь в качестве профессионального тренера, за то, как меня здесь поддерживает народ, уважает, ценит. Но какой-то момент настанет, и я отсюда уеду.

— Вы не были довольны серией выездных матчей, но именно в гостях одержали подряд победы над «Зенитом» и «Торпедо».

— Я категорически против календаря, который был у нас в этом году. Ну не может одна команда, а это как правило команда-аутсайдер, играть пять матчей подряд дома, либо на выезде. Вот сейчас «Ростов» играет пять игр подряд дома. На каком основании? С чем это связано? На этот вопрос мне никто не дал ответа. Тот же «Урал» — четыре матча подряд.

— А вы задавали кому-нибудь этот вопрос?

— А я в прессе говорил. Руководители на меня обрушились с критикой: ты тренируй, якобы, а мы будем составлять календарь. Я буду тренировать, да. Но надо более адекватный календарь составлять. Такой, как у «Зенита», ЦСКА. Я проанализировал их календари. И потом, если мы стараемся равняться на бундеслигу там, на Испанию, Италию, посмотрите: там ровный календарь. Одна игра дома, одна на выезде. Либо две, допускаю, ничего здесь страшного нет.

Форс-мажор произошел со «Спартаком», который достраивал стадион. Им разрешили шесть игр подряд провести на выезде, две из которых в Москве, там дерби были — это логичное, вполне логичное решение. А когда у нас уже все готово, и начинаются эти шараханья... Тот же Черчесов что сказал, когда пришел в конце прошлого сезона? «У меня шесть игр, пять из них — на выезде». Ну как? Где логика? Ответьте мне.

— Но в начале сезона вы же эти вопросы не задавали.

— А я знал, что это бесполезно. Они проект календаря присылают всем командам и предлагают подискутировать. Я знаю, что эта дискуссия бесполезна. Они уже сделали удобные календари для наших топ-команд, а там эти из глубинки, с периферии, тем более, которые вышли из ФНЛ, — они согласятся.

— Вы, как я понимаю, не самые близкие друзья с Виллаш-Боашем, но он будет ждать, что вы и против «Зенита» выставите облегченный состав.

— Мы облегченный состав выставим? Нет, мы поедем туда боевым составом. Мы с ним не друзья, мы приятели. Мы с Андре в нормальных отношениях, и я не думаю, что эта ситуация их испортит. Андре на эмоциях это высказал, а то, что я вправе выставить тот состав, так и он может отвезти любой «Амкару», как он говорил. Ни в коей мере не хочу лезть в дела коллеги.

— Вы своим решением по составу на матч с ЦСКА осложнили отношения с руководителями лиги?

— Люди, которые об этом говорят, 20 лет назад тоже работали в футболе. И условия были такие же. В марте на таких же полях играли. А у нас сейчас стадионов новых не построили, кроме «Спартака», поля такие же, но одним разрешают, а другим не разрешают. И на Аленичева все свалили. Так почему? У вас есть регламент. Вы, комиссия, разрешаете «Торпедо» играть в Раменском, а не разрешает играть в Туле. Так где адекватность вашей комиссии? Я готов принять критику, но вы тоже покопайтесь в себе. Как так?

Не считаю, что в Тулу не мог приехать ЦСКА. Да, не потрясающего уровня был газон. Но для марта месяца... Пусть они вернутся в 20-летнюю давность нашу. Играли! И я приезжал на периферию, в Калининград приезжал, помню, играть в грязи, и рад был, потому что знал: футбол — для болельщиков. Народ похлопает тебе. Результат может быть и отрицательным. Но для кого мы играем в футбол-то? Народ, если бы приехал ЦСКА — Дзагоев, Березуцкий, Игнашевич, сборники, — похлопал бы народ. Даже если бы «Арсенал» проиграл. Действующий чемпион страны! И наши руководители лишили народа праздника. Делайте, чтобы регламент был для всех одинаков, а не так, что есть топ-команды, а эта восьмерка вторая — топить их.

— Так усложнили вы отношения?

— Нет, конечно. Если они хотят усложнить со мной отношения, не хотят со мной общаться, я буду принимать то, что есть. Но с тем же Николаем Толстых или Вячеславом Колосковым у меня очень хорошие отношения. Но чиновники должны понимать, что их тоже будут критиковать. При всем том, что произошло, я [в хороших отношениях] и с Толстых, и с Колосковым, и с тем же Гинером, которого я уважаю за то, что он сделал для ЦСКА, делает и еще сделает для ЦСКА, потому что так просто чемпионат не выиграешь, так просто не выиграешь кубки, не будешь ежегодно в Лиге чемпионов играть, это благодаря президенту, его помощникам, менеджерам. Поэтому ни в коем случае у меня никаких отношений не должно испортиться. Если только люди сами захотят этого. Но здесь я уже не в силах ничего сделать.

— У вас остались две домашних игры: «Краснодар» с Тихоновым и «Терек» с Рахимовым. Ждете какого-то повторения вашей спартаковской встречи?

— Думаю, как со «Спартаком» уже не повторится. Вот эта атмосфера, антураж. Конечно, народ будет. Тысяч 15 будет, это однозначно. «Краснодар» — это играющая команда, на мой взгляд, самая играющая на данный момент. И с играющими командами легче играть. Поэтому жду, с нетерпением жду этой игры. Андрея Тихонова в очередной раз увижу, увижу играющую команду воочию. Надеюсь, комиссия не запретит нам сыграть через месяц в Туле.

— Вас в Туле к «Спартаку» не ревнуют — болельщики, руководители?

— Думаю, что есть. Ревность присутствует однозначно. Но люди прекрасно понимают, за какую команду я раньше играл. Пусть нескромно это сказать — что-то сделал для этой команды, капитаном был. И болельщики меня полюбили спартаковские. Конечно же, болельщики в Туле понимают, что мое сердце в какой-то степени принадлежит команде «Спартак» (Москва), и я знаю даже, мне говорят об этом часто, чтобы я остался здесь как можно дольше, работал в «Арсенале», не уходил в тот же «Спартак», но как сложится — жизнь покажет.

— Вы позвали своих друзей по «Спартаку» играть за «Арсенал» в любительской лиге. Это похоже на сюжет фильма «11 друзей Оушена».

— Да, мне хотелось народ немножко привлечь, все-таки там такие имена. А никакого риска не было. Это турнир КФК, мы за первое место уже не боролись, были в середине таблицы, потому что много очков до меня еще потеряли. По 10 000 приходило на КФК, можете себе представить? Автографы брали у всех, и майками планировали меняться. Но, к сожалению, у нас не было богатого выбора маек. Ждали их после матча, пока всем распишутся. Конечно, был ажиотаж в разных городах.

— А ребята чисто физически выдерживали?

— Там играли не столько физически, сколько уже за счет ума. Тому же Титову не надо уже бегать все 90 минут, как он бегал в 25 лет. На опыте, в центре поля. Мысль требовалась от Егора. А молодежь, которая тоже у нас была, должна была бегать. Дима Парфенов с Юрой Ковтуном сзади подчищали. Тоже на опыте.

— Почему из всей компании друзей решил остаться один Филимонов? И почему вы его оставили?

— Александр Владимирович Филимонов — профессионал с большой буквы, и то, как он пахал и до сих пор пашет на тренировках, — это пример многим молодым. И фору он даст многим молодым. С таким профессионализмом работать... Редко кого встретишь в таком возрасте. Я подошел и спросил: «Саш, ты готов играть?» — «Да, я готов, и буду делать все возможное, буду играть до тех пор, пока не пропадет желание, силы не иссякнут». Конечно, я дал ему возможность, пригласил в команду, и он был у меня как играющий тренер вратарей.

— Почему он теперь в «Арсенале-2»?

— Небольшое недопонимание. Бывает, знаете, даже среди тренерского штаба. Поэтому мы посчитали, что лучше, если Саша пока поработает во второй команде. Здесь у нас есть вратарь Ян Муха, здесь работает тренер по вратарям Саша Помазун. Поэтому мы сейчас на расстоянии друг от друга. А когда чемпионат закончится...

— Ваши пути разошлись чисто по-человечески?

— Нет, с профессиональной точки зрения, футбольной.

— А интервью Игоря Чугайнова про вратаря Скорнякова имеет к этому отношение?

— Нет-нет-нет.

— У вас не было подозрения, что вы взяли в команду не того человека?

— Нет, абсолютно.

— В любителях вы победили впервые только на третий месяц работы. Тяжело начинали, потому что сразу хотели видеть не только результат, но и игру?

— Я с первого дня хотел, чтобы моя команда уже начинала получать удовольствие от футбола, то есть — играть в футбол. Конечно же, можно было просто поставить 10 полевых игроков в штрафную площадку и сказать: «Ребят, давайте, самое главное — на ноль сыграем, вничью там, и нормально». Я категорически против этого, и с первого дня я стал ребят учить думать на поле.

Разъясните, пожалуйста: от чего получают удовольствие футболисты?

— Ну точно не от того, когда тренер «ставит автобус». Я никогда такого не делал до данного момента, потому что знаю, что на следующий день ко мне придут футболисты и спросят: «Дмитрий Анатольевич, а во что мы вчера играли?» А результат может быть разным, можно выиграть, можно и проиграть. В любом случае, кто-то из них подойдет и скажет: «Анатольич, я вчера не получил никакого удовольствия». Конечно же, я им даю задания. Они знают мои требования. У каждого своя позиция и каждый знает на поле, чем он должен заниматься. И когда я даю им задание, я знаю, что если они его выполнят — они получат кайф от этого. Да, может что-то не получиться. Но я был на их месте и знаю, что, выполнив это, они получат удовольствие и меня обязательно поблагодарят.

Роман Трушечкин
«ProСпорт»