Новичок АКМ Илья Шипов — о победе в Кубке Петрова, Туле и Решетникове

04.09.2023 11:45
2543

Нападающий тульского АКМ Илья Шипов рассказал в большом интервью о своей семье, вспомнил чемпионство прошлого сезона и поделился планами на жизнь.

— У тебя недавно родился сын, ты уже успел с ним увидеться? На кого похож?

— Я приехал на выписку, помог жене, посмотрел, все отлично. Похож на меня, естественно, а на кого еще? Я больше всех старался (смеется).

— Собираешься отдавать сына в хоккей?

— Многие меня об этом спрашивают, отдам, конечно. Пусть для себя занимается, а там как пойдет. У нас нет цели, чтобы он повторил мою карьеру и судьбу. Будет нравиться — пусть занимается, не нравится — будет заниматься чем-нибудь другим.

— Тренировать сам будешь?

— Да, но у него там еще дедушка рвется тренировать, он, правда, далековато живет. Ему нравится это дело, да и много опыта в тренерстве. Еще есть время подумать 3-4 года, даже больше, нет смысла отдавать рано, хотя все меняется. Сейчас как в школе, уже в первом классе надо знать таблицу умножения, а в хоккее надо уметь бросать.

— То есть не надо рано отдавать детей в хоккей?

— Главное, чтобы не надоело. Некоторые родители детей заставляют играть в хоккей, дети не хотят, а родители заставляют. А по итогу в определенный момент интерес пропадает, им хочется погулять, в прятки поиграть, а их заставляют на тренировку ехать. Когда у детей нет детства — им не до хоккея.

— А у тебя как было?

— Меня забирали после садика и водили на тренировки. Когда замерзал первый лед, мы катались на озере. Очень много с отцом дополнительно занимались, катались на катке, на замерзших озерах. Было классно. У меня получалось, может быть, поэтому и не надоело, хотя много времени проводил на льду.

— Никогда не надоедало?

— Период юношества я начал играть в «Динамо» и мне уже было не до этого. Я постоянно ездил на электричках, все время проводил в дороге, потом школа, учеба и этот период быстро пролетел. Даже о девчонках некогда было думать. Это уже попозже пошло в выпускные года, когда в Москве жил.

— В какой момент своей жизни ты познакомился с женой?

— Жену нашел многим позже, когда играл в КХЛ. Познакомились в интернете, я пролайкал, а она потом первая написала мне.

— Марина красивая.

— Другую я бы и не нашел (улыбается). Никогда же не думаешь, что это та самая, не было такого сразу, что люблю, женюсь и планирую троих детей. Начали общаться, я-то еще молодой, перспективный был, сразу ее зацепил, что уж там (смеется). Мы года три встречались, потом я сделал ей предложение. Есть такие девчонки, которые настаивают на свадьбе, а у нас такого не было. Я просто понял, что если не сейчас, то потом уже может и не быть.

— У тебя еще есть маленькая дочь, чему ты ее учишь?

— Ее сейчас сложно чему-то учить, она растет, для нее мир только открывается. Стараюсь строже с ней быть, потому что можно упустить. Словами пытаюсь объяснить, что такое хорошо, а чего делать нежелательно, хочу, чтобы она уважала родителей и семью. Сейчас нужно больше времени уделять ей, чтобы не было ревности к младшему ребенку, и она не чувствовала себя ущемленной.

— Тебе в этом году исполняется 30 лет, все ли ты успел реализовать, что планировал по ходу жизни?

— Никогда у меня не было целей и задач, чтобы до 30 что-то успеть. Все идет постепенно. Ставишь определенные цели на год или два. Не было такого никогда, что если до 30 что-то не получилось, то жизнь пропала.

— Как удается совмещать хоккейную жизнь и домашний быт?

— Жена понимает, что хоккей — это моя работа, которой я зарабатываю деньги для нее и семьи. Конечно, хотелось бы побольше времени уделять семье, но мы все понимаем, что ничего не поделать. Марина все понимает, это я в какой-то момент даже перестал уделять хоккею много времени, может быть и поэтому карьера немного пошла вниз. Но на нашу работу грех жаловаться.

— Ты достаточно много путешествовал по России Ханты, Нефтекамск, Питер, Москва и теперь Тула, как отлаживаешь быт в новом городе?

— От переездов у меня остался небольшой осадочек. Было два неудачных года, которые очень сильно подкосили. Один везде ездил и жил. Жена училась тогда, приезжала ко мне, но в большинстве случаев я был один. Некоторые люди ругаются на расстоянии, но мы пережили это. Планирую перевезти семью в Тулу, младший ребенок должен подрасти, а у старшей дочери садик, поэтому пока думаем, как это осуществить.

— Уже освоился в Туле?

— Да, а чего осваиваться, Тула недалеко от Москвы. Хороший, уютный город. Я живу рядом, тут все есть. Сейчас были тренировки, особо не погулять, приходишь только домой отдыхать.

— Как прошла адаптация в команде? Уже чувствуется единение или пока привыкаете друг к другу?

— Команда новая строится, все отлично прошло, тем более я многих знал. По началу тяжело было, все привыкали друг к другу. Но тут надо строить коллектив, чтобы все были друг за друга. Я думаю, что это получается, и мы доведем до конца. Уже сейчас чувствуется, что ребята сплотились.

— Безусловно, что хоккей включает в себя множество интересных вещей — это и поездки, и сами игры, тренировки. Но вы каждый день видите одни и те же лица, нет ощущения — это один день сурка и не устаете друг от друга?

— Когда в коллективе все отлично и царит понимание, то, наоборот, ты не устаешь от того времени, которое вместе проводишь.

— Конечно, не могу не затронуть тему чемпионства, в прошлом сезоне ты дошел до заветной цели и поднял Кубок Петрова над головой, через сколько отпускают эмоции от победы?

— Сложно сказать, потому что поначалу ты не понимаешь, что вообще произошло. Вроде что-то выиграли. Понимание постепенно приходит, но так же быстро и уходит. Погулял с друзьями и родственниками, а сейчас только иногда вспоминаю. Эмоции все равно незабываемые. Но я не хожу с мыслью, что я чемпион и мне больше ничего не нужно.

— Как перестроиться на следующий сезон? Ведь ты уже дошел до Кубка, а сейчас, считай, все по новой?

— Эти эмоции ты вспоминаешь, и тебе хочется заново их пережить. Сейчас крутое время, которое мы будем вспоминать, когда закончим карьеру. Нужно сделать все, чтобы не пришлось потом жалеть, за то, что не испытали этих эмоций.

— А есть классная история с финала?

— Сложно что-то одно выделить. Наверно, отмечу атмосферу. По началу в Воскресенске не так много народа ходило. С полуфинала начал приходить весь стадион. Когда полный стадион тебя поддерживает, ты испытываешь нереальные эмоции.

— По ходу сезона совершенно было непонятно, что «Химик» может стать чемпионом. Уход Гришина в «Спартак», смутное время без него и возвращение тренера. Как все это не выбило команду из колеи?

— Когда мы только собрались, я вообще думал, что мы не попадем в плей-офф. А потом начали играть в турнирах, так посмотрел, вроде все двигаются. А потом пошло все по нарастающей, команда играла и все понимали тренера. А когда ушел Гришин, я бы не сказал, что что-то сильно поменялось, команда также ровно шла. В конце, единственное, перед самым плей-офф мы проиграли из пять четыре игры. Потом приехали ребята из «Спартака», чтобы немного усилить команду.

— Большим преимуществом «Химика» было то, что из «Спартака» подтянули игроков, как ты считаешь, насколько эта история имеет место быть, ведь не у всех клубов есть возможность усилиться перед плей-офф?

— В «Химик» же приехали игроки не из первых трех звеньев. А третье звено КХЛ зачастую не сильнее ребят из первых-вторых ВХЛ. Да, они добавили скорости и эмоции. Но даже сейчас если посмотреть, кто из чемпионской команды остался в «Спартаке»? Мы насчитаем трех или четырех человек. Изначально топовые команды, например, «Югра» или «Металлург», набирают очень сильных игроков сразу. А в «Химике» никогда не было задачи выиграть кубок. У них задача — растить молодежь.

— Плей-офф — это больше тренерская работа?

— Если ты заканчиваешь первый раунд, то надо доносить до ребят, что в плей-офф нет слабых команд. Кто-то берет эмоциями, кто-то желанием, на одном мастерстве далеко не уедешь.

— Как себя вел тренер в плей-офф, мотивировал или просто не мешал?

— Он делал большую работу. В команде был позитив, иногда немного ругался, но по делу. Это и дало свои плоды. Игрокам легче, когда вокруг позитив, иногда, конечно, что-то нужно сказать, чтобы привезти в чувства. Но в благоприятной обстановке играть намного проще. Любого игрока легко сломать, если на него орать и ругаться. И тренер должен понимать, кого ругань заведет, а кому сделает хуже.

— Много тренеров не работает с игроками с психологической точки зрения, как думаешь, это важная составляющая в тренерской работе?

— У нас в стране сложно со всем, что касается психологии. И часто путают психологов и психиатров. Я был в одной команде, где пытались внедрить помощь психолога, но что-то не помогло (смеется).

— Вы достаточно опытные игроки, и у каждого свое видение. Сергей Борисович принимает обратную связь?

— Он всегда говорит, что его двери открыты. Чтобы мы не стеснялись и подходили рассказывали свои мысли. Это правильно, хорошо, что можно решить свои вопросы.

— В 2015 году ты дебютировал в КХЛ за московское «Динамо», как вспоминаешь то время, поделись какой-нибудь историей того времени.

— В тот же год было, я долго не играл из-за травмы, потом вышел на игру со СКА. Игра была упорная, был равный счет 1:1, мы вторую забросили. Эти сирены, 12 тысяч болельщиков, у меня аж дух захватило. Первый раз в жизни такое было.

— Насколько с того времени поменялась лига?

— Хоккей стал быстрее и менее интересным. Сейчас стало больше борьбы и беготни. Еще и площадки уменьшились, я-то на «финке» начинал. Команды очень мало играют в красивый хоккей, например, как нижегородское «Торпедо». Приятно было смотреть на их команду в плей-офф.

— Чем-то вообще удается заниматься параллельно хоккею? Может ты тоже рыбак, как Теряев или Комаристый?

— Единственная рыбалка у меня была в прошлом году. Мы приехали, закинули удочки, все запуталось, и мы уехали (смеется).

— А сейчас какие планы на жизнь? Задумывался уже о жизни без хоккея?

— Задумываюсь немного, все-таки скоро уже 30 лет, карьера уже на убыль пошла (смеется). Есть поверхностное понимание того, чем я буду занимать по завершению карьеры. Когда ты в хоккее, очень мало проводишь время семьей. Хочется побыть с ними и не упускать такой кусок из жизни. Наверно, надо на тренера отучиться, чтобы было образование. Пока не скажу, что хочется попробовать себя в виде тренера, я не готов. Даже понимания такого нет, что я тренер.

Пресс-служба АКМ, корректура «Тула-Спорта»