Дмитрий Аленичев — о победе над «Спартаком», причинах проигрыша «Торпедо», Мухе и слезах дочери

724

«Зенит», «Локомотив», «Спартак» — список скальпов, которые скромнейший дебютант премьер-лиги «Арсенал» снял с российских грандов за один сезон, становится все внушительнее. Но победа над родным «Спартаком» стоит для Дмитрия Аленичева особняком. Что он и подтвердил, рассказав обо всех её скрытых деталях в нашей беседе.

Два часа сна за два дня

— Спустя сутки после поражения от «Спартака» 0:2 на «Открытие Арене» вы говорили мне, что заснули только в шесть утра. А как теперь?

— За двое суток — до и после матча — часа, наверное, два поспал. Хожу, как лунатик. До игры прокручивал в голове, как все будет, — тем более вокруг нее в Туле такой ажиотаж был. А после игры — тем более. Как заснешь, если теперь прокручиваешь саму игру от начала до конца?

— Вот прокрутили — и что скажете? Заслуженна победа или во многом повезло?

— Конечно, на нашей стороне присутствовала удача. Но без нее побед не бывает. «Спартак» простил нас в двух моментах: Джано Ананидзе не забил в первом тайме, а Юра Мовсисян — ближе к концу игры. В обоих случаях выше всяких похвал сыграл Ян Муха.

Сейчас уже можно рассказать, что переговоры по нему с «Крыльями Советов» были довольно непростыми, длились не один-два дня, а около месяца. Спасибо нашим руководителям, что в последний момент договорились с Яном. Сегодня мне звонил, поздравлял Ринат Дасаев — и говорит: «Молодцы, что успели Муху дозаявить. Действительно сильный вратарь!» Уж Ринат-то весь вратарский корпус российских клубов знает.

Впрочем, не хочу выделять ни его, ни говорить о двух этих ключевых моментах, ни о других эпизодах. Выделю всю нашу команду. У меня нет слов, чтобы описать самоотдачу и характер ребят в этом матче. Я видел, что минут за десять чуть ли не полкоманды просто валились с ног! Но дотерпели до конца. И вот за такую самоотдачу Бог вознаградил нас решающим голом на 91-й минуте.

— А еще, считаю, он вознаградил вас за замену опорного хавбека на форварда при счете 0:0. Так хотели именно выиграть?

— Конечно. Мы не играли на удержание счета. С одной стороны, не собираюсь утверждать, что ничья нас не устроила бы. Она порадовала бы и народ в Туле, и, исходя из игры, меня тоже. Но все равно хотелось большего — победить. И я знал, что выпущу Малояна, и концовку мы будем играть в два нападающих. «Спартак» тоже хотел выиграть, пошел большими силами вперед — и ясно было, что у него в обороне появятся свободные зоны. Учитывая скорость Малояна, думал, что мы сможем поймать соперника на контратаке. Но не забил Артур — забил Дима.

— Дмитрий Смирнов забил в добавленное время, при том что до того ни разу в сезоне не провел на поле 90 минут и не забил ни одного мяча. Не думали по ходу матча его заменить — все-таки он ветеран, 34 года?

— Откровенно говоря, думал. Дима очень здорово выглядел на недавних сборах во время перерыва на матчи сборных. Забивал, играл по 90 минут — то есть функционально был готов. Но я посчитал, что с «Торпедо» его выпускать рановато, решил приберечь к «Спартаку». Тем более всем известно: футболисты, выступавшие в «Спартаке», против него выходят с большей мотивацией. Это касается и бывших игроков других ведущих клубов. Потому готовил Смирнова непосредственно к «Спартаку».

А когда шла приблизительно 70-я минута, хотел выпустить Артура Малояна вместо него. Но в этот момент Андрей Лях подбежал к бровке и сказал, что потянул мышцу. Пришлось делать вынужденную обратную замену Ляха, который сегодня поехал в ЦИТО на обследование. А так заменил бы Смирнова, и он не забил бы этот гол. Так бывает в футболе.

Я говорил вам про самоотдачу, жажду борьбы. Голевая атака — лучший ее пример. Анри Хагуш на фланге пошел в обводку, Брызгалов отобрал мяч — и тут Младен Кашчелан сделал поразительную вещь. Будучи опорным полузащитником, выполнив за игру невероятный объем работы, он в добавленное время на жилах вырвал мяч у Брызгалова около углового флажка! И сделал прострел, после которого был забит гол. Не побеги Младен за этим безнадежным, казалось, мячом к самой лицевой линии — мы не забили бы. По этому примеру Кашчелана видно, как вся команда была заряжена на игру.

А минут за десять до конца смотрю на Смирнова — он выпрыгнул и просто рухнул на газон! Казалось, у него вообще больше нет сил. Но он встал — и опять побежал. Это и называется — сверхусилие, характер.

Стараюсь держать себя в руках

— Двух других экс-спартаковцев, Рыжкова и Малояна, вы выпустили на замены. С последним понятно — он после травмы не готов играть 90 минут. А почему придержали первого?

— Заранее решил, что он сыграет весь второй тайм. Исходил из последних игр «Спартака», в которых красно-белые во вторых таймах выглядели неубедительно. Посчитал, что Влад добавит креатива и мы сможем в нужный момент обострить игру. Тем, как вышел Рыжков, я доволен.

— Как вам хватило самообладания после финального свистка Михаила Вилкова даже не улыбнуться?

— Стараюсь держать себя в руках. Конечно, на эмоциях можно было и от флажка до флажка бегать, мог и прибежать в кучу-малу, которую ребята создали после победного гола. Но я всегда придерживаюсь тех принципов, которые для себя как тренера определил. Главный из них, как я уже сказал, держать себя в руках.

— После гола Смирнова вас на экране не показали — неужто тоже ни один мускул не дрогнул?

— Мне потом сказали, что я чуть-чуть отреагировал — руки вскинул, что ли. Но не более того. Это, наверное, небольшой сиюминутный всплеск был (смеется).

— Такая спокойная реакция — это вы взяли у кого-то из тренеров, которые были в вашей игровой карьере? Может, у Олега Романцева?

— Нет. Действительно, Олег Иванович на скамейке был спокоен. Но так же, как он, мне очень многое дал Жозе Моуринью, который, наоборот, очень эмоционален. Как и Фабио Капелло. Но я ни с кого в данном случае не брал пример. Я просто такой, какой есть. С первого же дня приучил себя спокойно относиться и к голам своей команды, и к негативным моментам.

— Так сложилось само собой или сознательно для себя решили, что так будете реагировать?

— Решил. Возможно, правда, в будущем поменяюсь, и будут моменты, после которых просто не смогу сидеть не улыбаясь. Но пока таких не было.

— А как же гол Смирнова?

— Если сдержался — значит, даже он (улыбается). Надеюсь, что будет гораздо больше поводов радоваться, и еще больших, чем вчера. Потому что это — совсем не предел.

— Кто, кроме Дасаева, поздравил?

— Многие. Олег Романцев, например, эсэмэску прислал. Люди знают, что до меня тяжело дозвониться, и пишут сообщения — так проще (улыбается).

— Его вместе с Георгием Ярцевым на игре не было?

— Не смогли. Георгий Александрович приболел, а Олег Иванович не смог приехать из-за личных дел. Валера Карпин приезжал. Но после игры только обменялись сообщениями, потому что я на пресс-конференцию надолго ушел, а Валера сразу уехал.

Пожал руку каждому агроному

— Вы были уверены, что вам разрешат играть в Туле? Не боялись, что после истории с ЦСКА «Арсеналу» начнут мстить?

— Некоторые сомнения были, учитывая, что комиссия опять приезжала. И с другой топ-командой нам могли бы и не пойти навстречу. Но учитывая, что мы играли против «Спартака», был стопроцентно уверен: сыграем в Туле. Николай Петрович Старостин всегда говорил: «Мы, „Спартак“, играем ради людей». И это не просто слова — это всегда так было. Я понимал, что «Спартак» не пойдет на какие-то подковерные игры. Руководство клуба само пошло нам навстречу и захотело приехать в Тулу.

— «Спартак» изъявил желание играть в Туле еще до визита комиссии. Кто-то из красно-белого клуба вам заранее звонил, говорил об этом?

— Нет. Но они отправили на матч с «Торпедо» директора базы Валентина Климко. И когда он вышел на поле, то сказал: «Мы здесь обязательно будем играть».

— Не думаете, что вам помогло противостояние «Спартака» и ЦСКА, стремление красно-белых проявить благородство на фоне принципиального соперника?

— Не думаю. «Спартак» и в Комсомольск-на-Амуре спокойно поехал.

— Как удалось за три дня восстановить поле — при том что матч с «Торпедо» проходил в снег?

— У нас агрономы — профессионалы высшей квалификации. Просто красавцы! Я вчера после игры к каждому подошел и пожал руку. Сам Якин, когда до игры вышел на поле, сказал мне: «Из естественных полей сейчас лучше — только на „Спартаке“ и „Локомотиве“ (объективности ради, главный тренер „Спартака“, говоря это своему коллеге из „Арсенала“, забыл про идеальный газон на „Петровском“. — Прим. И. Р.). Здесь можно играть в хороший футбол».

Провал с «Торпедо» — моя вина

— Если бы вам до начала сезона сказали, что «Арсенал» за год обыграет «Зенит», «Локомотив» и «Спартак», — поверили бы?

— А почему нет? Я по жизни оптимист. Понятно, что классом мы ниже. Но не всегда выигрывает команда выше классом. Особенно в кубковых матчах. Считал, что «Арсенал» способен и в чемпионате преподнести сенсации. И мы это делаем.

— Победа над «Спартаком» для вас как тренера важнее, чем над «Зенитом» и «Локо»?

— Думаю, да. Вы знаете, как я отношусь к «Спартаку», какую роль он сыграл в моей жизни. Во всех остальных матчах желаю ему побед, но эмоций от выигрыша в матче с народной командой больше, чем от какой-либо другой. Плюс к тому антураж — те две победы были одержаны в гостях, а эта — при своих, тульских, болельщиках.

— Какой момент в сезоне, по-вашему, стал для туляков переломным? Ведь начали вы очень грустно, побили все антирекорды РФПЛ — с двух очков в 11 матчах при разнице мячей 3:20.

— Победа над «Зенитом» в Кубке России.

— Что ж, после побед над «Зенитом» и «Локо» вам нетрудно оказалось убедить игроков, что в победе над «Спартаком» нет ничего невозможного?

— А я им на установке так и сказал: "Ребята, мое личное мнение, что этот «Спартак» мы можем обыграть. Да, они выше нас классом. Но не надо смотреть на фамилии игроков. Они такие же люди, со своими плюсами и минусами. У каждого бывают черные и белые дни. Надо только сыграть в свой футбол и проявить огромное желание, агрессивность, самоотдачу. За счет этого мы и можем победить «Спартак». Получилось.

— После болезненного домашнего поражения от «Торпедо» тяжело было психологически привести команду в себя?

— Это было самое главное. Не настроить на «Спартак», а именно вернуть их в хорошее психологическое состояние. Потому что ребята, что скрывать, были подавлены. И я тоже. Это прямой конкурент за выживание, и проиграть ему дома, причем при самой, считаю, плохой нашей игре в сезоне...

Это моя вина: я их готовил к этому матчу и не подготовил. Значит, надо было в кратчайшие сроки исправляться. Помог, считаю, маленький перерыв между играми. На пресс-конференции после «Торпедо» я как раз говорил о том, чем хороша жизнь футболиста, когда есть игры посреди недели.

Да, есть недельные циклы, которые периодически нужны, но в целом я их не приветствую. Для игроков гораздо лучше, когда после неудачи не нужно обдумывать неудачу и ждать неделю, чтобы реабилитироваться. Ребятам сказал то же самое: "Забудем «Торпедо», готовимся к «Спартаку». Что им оказалось гораздо легче сделать, чем если бы пришлось ждать еще дня три.

— А что именно вы с «Торпедо» не рассчитали, как теперь считаете?

— Склоняюсь к тому, что мы вышли из игрового ритма. Все-таки прошло три недели после матча против «Локомотива». Товарищеские игры на сборах — это совсем другое. Помимо отсутствия игрового тонуса я ошибся с составом и тактикой. И, конечно, нельзя умалять заслуг «Торпедо». Команда Валерия Петракова сейчас играет здорово — и не просто набирает очки, а именно играет в футбол. Они и «Спартаку» не должны были проигрывать, и нас заставили действовать слабо.

— Отталкиваясь от игры с «Торпедо», теперь не жалеете, что не поехали на игру с ЦСКА?

— Никогда ни о чем не жалею. И остаюсь в твердом убеждении, что ЦСКА должен был приехать в Тулу. Думаю, увидев матч «Арсенал» — «Спартак», и сами футболисты ЦСКА того же мнения — им тоже было бы интересно сыграть в такой потрясающей атмосфере. Понятно, что в Москве они играют дерби, на которые собирается по 20 — 30 тысяч. Но на периферии такое бывает редко. Поверьте — фантастика! Конечно, я многое повидал в футболе, но этот матч и обстановку на стадионе запомню навсегда.

Никакого «автобуса», но ставка на второй тайм

— Для вас персонально это был сверхпринципиальный матч как для тренера — сразиться с родной командой, обыграть Мурата Якина?

— Старался на этом ажиотаже не зацикливаться. Конечно, читал некоторые статьи, но для меня гораздо важнее было взять очки для «Арсенала». Они нам сейчас крайне необходимы. Но, конечно, я тоже человек (улыбается). Несмотря на любовь к «Спартаку», по-спортивному было интересно и принципиально сыграть против него, взять реванш за поражение в первом круге. И тренерскую дуэль выиграть. Это нормально.

— Можно сказать, что такой «Спартак» — претендент на еврокубки?

— За Лигу чемпионов, думаю, «Спартак» уже вряд ли поборется. Там и отрыв есть, и те же ЦСКА и «Краснодар» более стабильно играют. А вот в том, что на попадание в Лигу Европы спартаковцы будут претендовать до последнего тура, не сомневаюсь.

— После матча Якин заявил, что «Спартак» весь матч владел инициативой. Мне так, мягко говоря, не показалось.

— Если говорить о владении мячом, то в первом тайме оно, может, было даже 80 на 20 в пользу «Спартака». Другое дело, что ничего опасного, кроме момента Джано, это им не принесло. В итоге оказалось 67 на 33, но не сказал бы, что «Спартак» имел подавляющее преимущество. Я так не считаю.

— Вы изначально собирались отдать мяч «Спартаку» или просто так получилось?

— И я, и команда к этому были готовы. Не хотел, чтобы мы ставили «автобус», и никогда не буду этим заниматься. Никакого «автобуса» и не было. А то, что мы поначалу, на 15 минут, немножко отошли назад, практически до центра поля, — была часть установки. На более активные действия рассчитывали уже во втором тайме — с учетом того, как играет во второй половине «Спартак». Потому и придержал на скамейке Рыжкова.

— Иными словами, первый тайм — не проиграть, второй — выиграть?

— Да. Это не говорит о том, что я дал установку в первом тайме не бежать в атаку — ни в коем случае. Но главная атакующая ставка делалась на второй тайм.

— Это «Арсеналу» вообще свойственно. Я подсчитал, что в первых таймах у вас разница мячей — 2:20, а во вторых — 12:13. Отчего так получается?

— Статистика, конечно, неприятная. Значит, плохо входим в игру, особенно на первых минутах, когда мы много пропускали, не хватает банальной концентрации. В перерыве моя задача как тренера — внести поправки. Не скрою, что мне и на этот раз чуть-чуть пришлось повысить голос. Была пара моментов, которые мне не понравились. Мы и с «Зенитом» на Кубок второй тайм играли лучше, и с «Локомотивом», и дома с «Кубанью» и «Мордовией»... И вчера тоже.

— На какие слабости «Спартака» вы указывали своим игрокам?

— На отдельные проблемы, связанные с несыгранностью в обороне. То, что мы видели в их предыдущих играх с «Кубанью» и «Торпедо», было довольно красноречиво. Затем — очень большая ротация, а это, считаю, не идет на пользу команде. Должна быть какая-то стабильность состава. Сам я стараюсь не делать больше трех перемен в «старте», у «Спартака» же четыре-пять, а то и шесть — в порядке вещей. Это и приводит к определенной несыгранности.

— Состав спартаковский угадали?

— Далеко не полностью. Угадал схему — с тремя центральными защитниками. Но ожидал увидеть на острие атаки Мовсисяна, а не Давыдова. Думал, что сыграет Чельстрем. Хотел, чтобы наши игроки использовали такие проникающие передачи, с какой в исполнении Игнатьева в матче с «Кубанью» забил Ткачев. Три центральных защитника упустили одного игрока — и такое у «Спартака» сейчас случается, на что я и нацеливал нашего нападающего Флорина Костю.

— У него и был такой момент в начале второго тайма.

— Да, после паса Рыжкова. Костя хорошо прикрыл мяч корпусом, но попал в Реброва.

— Что вообще скажете о своем новом нападающем?

— Банальная вещь: нападающий должен забивать, а он пока забить не может. Но то, какой объем работы Костя выполняет, как цепляется за мячи — этим очень доволен. Надеюсь, что в ближайшем будущем его прорвет.

— Как относитесь к щедрым авансам, которые выдают Денису Давыдову?

— Мне не очень нравится, когда говорят такие комплименты, как «новый Месси». Так нельзя! Парень еще ничего не выиграл, не достиг. Юношеский и взрослый футбол — разные вещи. Авторитетные люди, которые так говорят, должны отдавать себе отчет, что молодому парню от таких комплиментов недолго и голову потерять. Очень не хотелось бы загубить талант. Прежде чем говорить, что мы рассчитываем на Давыдова на домашнем ЧМ-2018, давайте дадим парню повариться во взрослом футболе, окрепнуть, чего-то добиться.

Вот Саше Кокорину уже 24 года. Сильный футболист — а стабильности не хватает, даже в основу «Динамо» не всегда проходит. О нем тоже много говорят, авансы выдают. Но чем хороший игрок отличается? Стабильностью.

— Вот бы и «Арсеналу» стабильности. В следующем туре у вас — «Уфа». Если проиграть ей, о «Спартаке» многие сразу забудут.

— Естественно! Сегодня ты на коне, а завтра — в одном месте. У меня однозначно никакой эйфории нет и не будет. Как уже сказал, стараюсь держать себя в руках, спокойно переносить победы. Поражения, правда, так не переношу, расстраиваюсь сильно.

То, что произошло вчера, — уже история, и на сегодняшней тренировке я постарался донести это до игроков. Буквально через два дня серьезнейшая, важнейшая для нашей судьбы игра, и если мы с «Уфой» неудачно выступим, то пройдутся по нам — будь здоров. Для этого ни в коем случае нельзя давать повода. Настраиваю ребят на сложнейшую игру на искусственном покрытии. Заряд должен быть ничуть не меньшим, чем на «Спартак».

— Выходной команде после такой победы не дали?

— Нет. Те, кто играл, провели тренировку восстановительного плана, остальные поработали со мной подольше.

«Папа, я просто рада за тебя!»

— Растрогались, когда болельщик прорвался к вам на скамейку с шарфом «Спартака»?

— Конечно. Был немного удивлен — но приятно. Конечно, это нарушение регламента, и «Арсенал» сейчас наверняка оштрафуют за несоблюдение правил безопасности. Но это было трогательно — безобидный парень подбежал, подарил шарф и прошептал свои пожелания.

— Сразу поняли, что у него добрые намерения?

— Когда увидел в его руках шарф «Спартака».

— Мне даже показалось, что вы оттерли его от охраны.

— Так и было. Потому что охрана в такие моменты становится агрессивной. Я сразу попросил: «Ребята, ни в коем случае не трогайте парня». Правда, не знаю, что с ним было дальше. Надеюсь, прислушались. Поэтому благодарю его через «СЭ» за подарок.

Красно-белых шарфов у меня, кстати, немало. Но ни один лишним никогда не будет. Много осталось еще с игровых времен, до отъезда в «Рому» в 1998-м. А, пожалуй, самые памятные шарфы — с прощального матча. Мне их столько надарили! Закончить карьеру в родной команде — и когда народ приходит на твой прощальный матч и забрасывает тебя шарфами... Что может быть приятнее?

— Просьбу болельщика (вернуться в «Спартак». — Прим. И.Р.) летом готовы будете осуществить?

— Не хочу так далеко заглядывать. Еще восемь туров впереди и единственная задача, о которой сейчас думаю, — набрать в них как можно больше очков и помочь «Арсеналу» сохранить место в премьер-лиге. А что будет после этого — посмотрим.

...А закончил нашу беседу Аленичев так:

— Победа над «Спартаком» для меня особенно дорога еще и потому, что ее вживую видела моя семья. В Тулу на игру приехали мама, брат и 14-летняя дочка Полина. После финального свистка я подошел к трибуне, они спустились вниз — и я увидел, что у дочки слезы. Спрашиваю: «Почему ты плачешь?» — «Папа, я просто рада за тебя!»

Признаюсь, в этот момент нахлынули такие эмоции, что сам чуть не заплакал. Потом поужинали в семейном кругу — и это был очень счастливый ужин.

Игорь Рабинер
«Спорт-Экспресс»