Владимир Корытько — о тульском «Арсенале», Аленичеве, инфраструктуре и Белоруссии

11.03.2015 11:43
1078

Когда «Прессбол» в предыдущий раз беспокоил Владимира Корытько, он был еще игроком ярославского «Шинника» — единственного из 14 клубов, за которые выступал белорусский футболист, где он провел больше двух лет. Однако за прошедшие полгода в карьере 35-летнего полузащитника многое изменилось. Ярославль покинул — по одной версии, из-за конфликта с главным тренером, по другой — по семейным обстоятельствам.

Остаток сезона Владимир проводит в тульском «Арсенале», в стане которого тренировался еще с октября. Дебютировать, однако, за новый клуб белорус мог лишь во вторник — в четвертьфинальном матче Кубка России с оренбургским «Газовиком». Мы рассчитывали на позитивный повод для интервью, но туляки низшему по рангу сопернику уступили, а Корытько провел игру в запасе. И все же поговорить с Владимиром было о чем, поэтому на следующий день после кубковой неудачи корреспондент «ПБ» набрал его номер.

— Не хочется начинать с негатива, вспоминая матч с «Газовиком», поэтому для начала спрошу: что стоит за вашим переходом в «Арсенал»? Есть разные версии...

— Настоящую вы и не узнаете. Напишите так: решил перейти, потому что так сложились обстоятельства. Лично для меня такой вариант развития карьеры — наилучший. Причины есть. Только зачем остальным о них знать?

— Хорошо. Верно ли, что одним из факторов стала заинтересованность в ваших услугах главного тренера тульского клуба Дмитрия Аленичева?

— Верно. Каждому футболисту приятно, когда тренер хочет видеть его у себя в команде. И это облегчает принятие решения.

— Слышал, Аленичев называл вас ярославским Зиданом.

— Ну, сравнили, конечно! Может, где-то он такое и говорил. Но, разумеется, всерьез это воспринимать не стоит. Где я и где Зидан?! Лестно, спору нет, такое слышать, однако понятно, что ничего общего с реальностью это не имеет. Опыт? Да, у меня его, безусловно, тоже хватает, но ведь совсем не на таком уровне, на каком поиграл великий француз.

— Вы говорили российской прессе, что у Дмитрия Анатольевича самые интересные тренировки. Что стоит за этими словами?

— Действительно, мне нравятся его занятия. Аленичев — воспитанник московского «Спартака», один из носителей того самого «красно-белого» духа. Поэтому на тренировках упор всегда делает на комбинационный футбол. Очень интересно. И играть команда пытается именно в таком ключе. Кроме того, просто хочется поработать с таким человеком, как Аленичев. Все-таки это величина для российского футбола.

— Какой он в жизни?

— Не то чтобы скромный. Скорее корректный. Настоящий мужчина: без грубости, унижений, матов-перематов. О его личностных качествах, правда, говорить не могу — вне рабочего процесса ведь с ним практически не общаюсь. Но он оставляет впечатление культурного человека.

— Аленичев много времени провел в Европе — это отразилось на его характере?

— Вот мы все время рассуждаем так: если кто-то жил в Европе, он априори чем-то отличается. Или говорим о «европейском подходе». А что это такое? Лично я не могу ответить на этот вопрос. Да и никто толком не может — слишком размытое определение. А если человек культурный и адекватный, он останется таким при любых обстоятельствах. И в то же время если он хам и невежда — будет им что в Европе, что в России.

— В конце межсезонья Аленичев вроде бы жаловался на плохие условия для подготовки команды к сезону. Вы это почувствовали?

— Если Дмитрий Анатольевич на самом деле говорил об этом, то имел основания. Ему виднее, это ведь он общается с руководством и имеет определенные требования.

— Ну, лично вас ничего не смущает?

— Что-то вы все время пытаетесь меня склонить к негативу. Не надо меня провоцировать! Все равно вам не ответил бы, даже если бы что-то знал! Но не знаю. Просто потому, что в Туле пока нахожусь всего лишь несколько дней. С условиями, инфраструктурой практически не знаком, поскольку тренировался с «Арсеналом» фактически только на сборах. Из того, что успел заметить здесь, ничего особенного выделить не могу. Условия как условия. Есть все для плодотворной работы и достижения результата.

— Вы не играли в элитном российском дивизионе девять лет — с момента пребывания в «Тереке» в 2005-м. Несмотря на то, что еще не выходили на поле, чувствуете, что сейчас это совсем другой турнир?

— Конечно, это очень серьезный уровень, и я это представляю. Не скажу, что не готов к нему. Все-таки после ухода из «Терека» немало поиграл, к примеру, в украинской высшей лиге, в сильных клубах российского второго дивизиона. Но — действительно — чтобы почувствовать реальный уровень турнира, нужно провести хотя бы несколько матчей.

— Хорошо, а если, допустим, сопоставить «Арсенал» — аутсайдера премьер-лиги — и «Шинник» — одну из лучших команд ФНЛ?

— В принципе уровень пяти-шести команд, находящихся внизу в элите, и пяти-шести лидеров второго дивизиона приблизительно одинаковый. И достаточно высокий — это организованные дружины с неплохим подбором футболистов. В очных встречах каждая из них может обыграть другую.

— Ваша новая команда сейчас на пятнадцатом месте. Насколько сложно, по ощущениям, будет удержаться в элите?

— Сразу говорю: если не будешь ставить перед собой максимальные задачи, нет смысла вообще выходить на поле. Сейчас для «Арсенала» каждая игра — как последняя, учитывая высокую плотность в нижней части турнирной таблицы. Если будем биться, думаю, шансы закрепиться в премьер-лиге у нас высокие.

— Помимо Аленичева, в тренерском штабе «Арсенала» известные в прошлом футболисты. Как с ними работается?

— Отлично! Уверяю: отношения со всеми нормальные. С некоторыми встречался еще на футбольном поле — с тем же Дмитрием Васильевичем Ананко, например. Олега Анатольевича Саматова также отлично помню игроком. Александр Филимонов выступает по сей день. Все это опытные футбольные люди, прекрасно знающие свое дело.

— Как Филимонову до сих пор удается выходить на поле?

— Человек серьезно и ответственно готовится к каждой игре. Пытается приложить сверхусилия, чтобы оставаться в форме. При этом не скажу, что он какой-то «дядька» в команде, кого-то сильно учит жизни. Просто выполняет свои тренерские обязанности. Ну и, разумеется, во время игры командует полевыми игроками, как и положено.

— Кого-то еще из бывших партнеров в «Арсенале» встретили?

— Разве что с Зотовым и Малояном играли в «Шиннике». Вроде бы все. Сейчас Анри Хагуш приехал из Беларуси. Его я знаю, правда, не лично. Хороший парень.

— Он бывает иногда горячим...

— Ну и что, это нормально. На футбольном поле нельзя быть флегматиком. Бывают, безусловно, игроки внешне спокойные. Но это только внешне. Да, кто-то более импульсивный, кто-то менее. Главное, чтобы не было равнодушия. Если оно появляется — все, с футболом лучше заканчивать.

— А вы на поле и за его пределами — разные люди?

— Скорее да, чем нет. В жизни, спокойнее, хотя тоже бываю вспыльчивым. Но чаще всего, особенно в последнее время, стараюсь не распыляться по пустякам.

— Каково это в 35, имея за спиной столько клубов, в очередной раз менять место работы?

— Что тут сказать, такая уж у меня карьера... Стабильности, известное дело, хочется. Ну, так вот получилось. С другой стороны, постоянство должно быть не только у футболиста, но и в клубе. Когда команда твердо стоит на ногах, там хочется оставаться. В ином случае — какой смысл? Можно просидеть всю жизнь в каком-то «мелком» клубе и называть это стабильностью...

— Давайте к матчу с «Газовиком». Вы остались в запасе. Почему?

— Без понятия. В принципе был здоров. Это решение тренера. Возможно, из-за плохого качества поля — оно подразумевало много верховой борьбы, более силовую игру, поэтому он сделал ставку на других исполнителей.

— Как игра смотрелась со скамейки?

— Прежде всего отмечу атмосферу — в Туле она одна из лучших в стране. Может сравниться разве что с Питером. Здесь очень любят футбол, стадион (по крайней мере две центральные трибуны) заполняется на каждом матче. В городе, можно сказать, футбольный бум, особенно после того, как команда вышла в премьер-лигу. Что касается игры, она не была зрелищной. И поле... Это было видно и понятно, думаю, и по телекартинке. Кроме того, матч кубковый. Футбол, словом, был «весенний». А «Газовику» повезло: один удар в створ — один гол. На протяжении всего матча давление со стороны «Арсенала» было очень серьезным. И моменты создавали, причем хорошие. Не получилось. А оппонент использовал единственный шанс. Впрочем, на это он, видимо, и рассчитывал. Неприятно, разумеется, вылетать в четвертьфинале. Был ведь хороший шанс добраться до решающего матча. А там, глядишь, и еврокубки. Но тренерский штаб подбодрил, сказал не посыпать голову пеплом и спокойно готовиться к чемпионату.

— В одном из недавних интервью вы говорили о сборной. А с Александром Хацкевичем после его назначения не общались?

— Нет. Следит он за мной или нет, не знаю. Спросите у него. Я никогда не отказывался от вызова в национальную команду. Если там на меня рассчитывают — с удовольствием приеду. В то же время никогда ни у кого не просился: ни у Кондратьева, ни у Штанге. Каждый тренер выбирает людей, которые ему нужны.

— У вас получилась довольно продолжительная пауза в карьере. Не будет проблемой вернуться на былой уровень?

— Я ведь тренировался все это время. Еще до того, как заключить контракт, работал с «Арсеналом». Уже тогда, считай, влился в коллектив, познакомился с тренерами, футболистами.

— А отпуск у вас хоть был?

— Да, провел его дома, с семьей. Имею в виду Беларусь, конечно. Там был и всегда будет мой дом.

— Заметили, у нас здесь жизнь немного поменялась? Экономическая в первую очередь.

— Везде жизнь сложная, сейчас все страдают от экономической ситуации. Все об этом говорят, а толку. Надо работать, пытаться как-то исправить положение, развиваться. Мне вот, например, приятно, когда приезжаю в Беларусь и захожу в магазин, видеть, что многим мы обеспечиваем себя сами. Причем продукты (да и другие товары) на высоком уровне. В России это есть далеко не всегда.

— В российском футболе недавно было принято сложное решение относительно зарплат игроков. Вас оно как-то коснулось?

— Нет, в «Арсенале» как платили рублями, так и платят. Ничего не изменилось. Вообще же ситуация схожая — и в России, и в Беларуси. У каждого только свои проблемы. Обидно, ведь люди здесь такие же. Как, впрочем, и на Украине. Это просто сейчас кому-то нужно, чтобы были не «такими же».

Сергей Азаркевич
«Прессбол»