Михаил Низовкин: То, что я уезжал, — это уже в прошлом. Давайте снова дружить

24.01.2022 14:16
613

Если бы «Академия Михайлова» могла выдвигать своих хоккеистов на различные номинации, то приз за самое неожиданное возвращение ушел бы к Михаилу Низовкину. Он как вихрь ворвался в тульскую команду осенью 2020-го и так же неожиданно уехал: прямо после выездного матча в Череповце в начале февраля – покорять Канаду. Правда, с первого раза попасть за океан не получилось. Но заветная мечта все же исполнилась – осенью 2021-го он дебютировал в QMJHL, где 21 матч провел за «Кейп Бретон». И... вернулся.

— Главный вопрос, который сейчас волнует болельщиков: почему ты снова здесь?

— Вернулся из Канады, поступило предложение. У меня их было несколько, но «Академия Михайлова» была фаворитом: я здесь играл, здесь есть команда ВХЛ. От Тулы у меня остались только теплые воспоминания. Было тяжело прощаться с командой, с болельщиками.

— Ты как-то неожиданно уехал.

— У нас с Женей Кашниковым была договоренность с клубом, что мы можем уехать, когда откроют границы. Тогда позвонил генменджер из Канады, сказал, что можем лететь, взял нам билеты. Мы сдали форму, взяли билеты из Череповца в Москву, улетели в Канаду. Но с первого раза не пустили.

— Эмоционально — это как? Поехал за мечтой — и не попал.

— Честно — врагу не пожелаешь такие эмоции. Сидишь в аэропорту, и тебе говорят, что твоя мечта сегодня не сбудется. И неизвестно, когда она сбудется. Было очень тяжело, я месяц от этого отходил, не тренировался, сидел дома с семьей, проводил больше времени с родителями. Летом, когда все друзья закончили сезоны, проводил время с ними, начал тренироваться — и все эмоции улеглись.

— Ты изначально ехал в Кейп-Бретон?

— Да, я изначально туда ехал. Первое время там было тяжело, но освоился через пару недель. Всего в Канаде поиграл три месяца, много уроков вынес. Это был невероятный опыт. Не каждый это может увидеть, не каждый сможет побывать в этой атмосфере.

— Насколько сильно канадский хоккей отличается от нашего?

— Там играют в очень простой хоккей. Площадки меньше, времени меньше, броски из любой позиции, очень мало передач, очень много силовой борьбы. В России и Европе хоккей другой, больше передач, больше каких-то красивых моментов, обводок. Я любитель красивого хоккея, мне было очень тяжело. Но в Канаде хоккей — это то, что знает абсолютно каждый человек в стране.

— В бытовом плане быстро адаптировался?

— Мне повезло, что жил в английской провинции. А вот Кашников живет во французской, ему там тяжело. Я знал язык, мне нужен был месяц, чтобы влиться в разговорный. Но тренеров я не понимал три месяца. Потому что хоккейный сленг очень отличается, слова тяжелые. Пришлось делать специальные листочки, где написаны слова хоккейные с переводом. Я по этим листочкам учил, чтоб было легче тренироваться и с ребятами общаться. Еда там абсолютно другая, очень много углеводов неправильных, на самом деле, я не знаю, как так канадцы питаются. Бургеры, картошка фри, пицца почти каждый вечер. Но даже на этой еде похудел.

— Когда пришло понимание, что ты уезжаешь из Канады?

— Мы с агентом завели диалог об этом в начале декабря, начали созваниваться с командами. Доигрывал последний месяц со знанием, что мне ищут команду, и я уеду.

— Долго добирался домой?

— С тремя пересадками. От Кейп-Бретона до Торонто, из Торонто до Вены и из Вены прилетел в Домодедово. Вместе с джетлагом, если переводить время, это заняло 34 часа.

— Сколько ты спал после перелета?

— Я не спал последние два дня перед отлетом, потому что переживал очень сильно. В Канаде были ребята, которые хорошо и тепло меня приняли, было очень тяжело прощаться. Прилетел в Россию, сразу отрубился, поспал часов 14. Так что с первого дня влился в часовой пояс.

— Какие ощущения после возвращения? Что первое сделал?

— Встретился со всей семьей. Потом стал ждать варианты с контрактом, тренировался в Москве. Стало быстро понятно, что я возвращаюсь в «Академию Михайлова», приехал в Новомосковск, подписал документы и уже успел сыграть за команду НМХЛ.

— Ты приехал прямо под закрытие дозаявок в МХЛ. Были волнения, что не успеешь?

— Мы с агентом это обсуждали. Я 19 декабря днем прилетел, у меня было около недели. Я думал, что мне этого времени хватит. Документы были в Канаде, но там были праздники, поэтому все пришлось делать на флажке. Но мы все успели.

— Как ребята на тебя отреагировали, которые играли с тобой в прошлом сезоне?

— Я с Даней Жураковым был на связи, еще когда был в Канаде. Ему одному из первых рассказал, что еду обратно. Он в шоке был. Сказал: «Чего? Ты же в Канаде!»

— Какие цели на сезон ставишь?

— Закрепиться в составе, показать свою лучшую игру, выйти в плей-офф и пройти как можно дальше. Это самая большая цель. Готов отдать всего себя команде.

— Что бы ты сказал нашим болельщикам, которые за тобой следят с прошлого сезона?

— Спасибо за поддержку в том сезоне, это было невероятно. И индивидуальная поддержка была, подарки в раздевалку передавали. Я даже не смог сказать спасибо, потому что все делали инкогнито. То, что я уезжал — это уже в прошлом. Давайте снова дружить.

Пресс-служба «Академии Михайлова»