Александр Маньяков — о тульском «Арсенале», Аленичеве и агентском ремесле

17.10.2014 16:23
674

В прошлом бывший футбольный агент, воспитанник клуба «Локомотив», игравший, в частности, и за молодежный состав «Спартака», Александр Маньяков с июня 2014 года работает спортивным директором тульского клуба «Арсенал». В интервью Маньяков рассуждает о футболе, об «Арсенале» и немного о себе.

— Александр, имидж тульского «Арсенала» сейчас складывается таким образом: интересная команда, поднявшаяся в Премьер-лигу, но предпочитающая держать в команде, как правило, российских футболистов. Это так?

— На мой взгляд, в «Арсенале» не было и нет такой категоричной политики в отношении кадров: играют только русские. Просто так получилось, что когда мы выходили из первого дивизиона в Премьер-лигу, основные футболисты — костяк команды, составляли именно российские игроки. Плюс к этому философия главного тренера Дмитрия Анатольевича Аленичева, а в клубе многое завязано именно на нем, он у нас знаковая фигура во всем процессе. Так вот философия тренера заключается в следующем: Аленичев решил, что те ребята, которые вышли из первого дивизиона в Премьер-лигу, заслуживают шанса проявить себя на высшем уровне. И этот шанс был дан. Да, пока у нас не очень удался старт, но я считаю, что все еще поправимо.

— Были объективные причины неудач?

— Тот же календарь, поскольку мы уже сыграли со всеми топ-клубами. А для таких команд, как тульский «Арсенал», для которых ментально и сами клубы в целом и футболисты, в частности, может быть, не были готовы к требованиям Премьер-лиги: а это уровень мастерства игроков, уровень организации процесса, у нас что-то немножечко не получилось. Но опять же. Я в принципе не люблю сослагательные наклонения, но, если бы мы взяли свои очки, а в матчах с «Мордовией» и с «Кубанью» мы должны были побеждать, мы бы находились на 12-13 месте рядом с «Амкаром». А сейчас мы вступаем в такой отрезок чемпионата, когда нам предстоит встречаться с нашими прямыми конкурентами в борьбе за выживание в Премьер-лиге.

— С каким настроением команда настраивалась играть в Премьер-лиге?

— С рабочим. У нас не было никакого шапкозакидательского настроения. Мы, мол, сейчас сразу прыгнем в еврокубки, будем бороться с нашими ведущими клубами. Нет. Все прекрасно понимали, что наше место — это где-то 10-12-е.

— Мне судьба «Арсенала» немного напоминает нынешнюю судьбу «Торпедо». Жизнь заставила эту команду несколько изменить кадровую концепцию, находить дополнительные средства, чтобы приобретать более зрелых, опытных футболистов для усиления. Не случайно в «Торпедо» появились и Кирилл Комбаров, и Билялетдинов.

— А нам «Спартак» предлагал Комбарова. Мы не стали его брать.

— Почему?

— У нас на тот момент шли переговоры с другим футболистом. Его команда сейчас выступает в Лиге чемпионов. Человек с российским паспортом. И была договоренность: если команда вылетает из Лиги чемпионов — он у нас, если его команда проходит предварительный этап Лиги, попадает в групповой этап, то он остается в своей нынешней команде. Мы ждали его до последнего.

— А с Комбаровым уже не успевали?

— Я думаю, что «на флажке» могли бы что-то сделать, но не стали. Приоритеты были другие. Дмитрий Анатольевич решил не отказываться от своей философии доверия тем игрокам, которые вывели команду в Премьер-лигу.

— Но все-таки Кирилл Комбаров — это футбольная фамилия. Пусть не его брат по уровню игры, и все же. Как и про «Торпедо» сейчас, про «Арсенал» могли бы говорить, что он действительно намерен усиливаться, чтобы исправлять ситуацию.

— Мы не берем футболистов по фамилиям. Для нас важны игровые качества, личностные. Мы должны понимать, как человек вольется в наш коллектив. Ни для кого ни секрет, что у нас самый маленький бюджет, самые маленькие зарплаты среди игроков. И, чтобы не было социального взрыва в команде, мы должны многое взвесить, чтобы взять футболиста, имеющего совсем другой финансовый контракт. Насколько я знаю, Кирилл очень порядочный и взвешенный человек. Но вы сами понимаете: брать его, значит уже создавать определенное расслоение среди футболистов.

— А что делать дальше? Вы же сами говорите, что команде предстоит во многом определяющий отрезок: игры с прямыми конкурентами за выживание.

— Дальше... Прежде, чем к этим играм подходить, наш тренерский штаб, и я тоже, провели беседу со многими ребятами. Сказали о том, что по большому счету это для вас лотерейный билет с выигрышем, который вам бог в руку вложил. Вы должны сейчас, именно на этом отрезку и реализовать свой потенциал, который мы у вас видим. Понятно, что тяжело играть против «Зенита». Ты месяц назад видел этих людей на чемпионате мира, а сейчас он выходит и играет уже против тебя. Чисто ментально это очень сложно.

— Получается замкнутый круг? Те, с кем вы выходили в Премьер-лигу не смогут тянуть дальше, а на новых игроков нет денег. Что делать?

— Нет, мы сейчас говорим несколько о другом. Те люди, на которых мы рассчитывали, должны отыграть предстоящий отрезок так, чтобы был виден результат. Если этого не происходит... В футболе две немаловажные составляющие — это уровень мастерства и уровень психологии. Либо по одной составляющей люди не соответствуют уровню Премьер-лиги. По мастерству. Либо по другой. То есть, нет желания работать на тренировках, отдаваться в каждой игре, биться. Значит, будем расставаться, брать других. Список уже есть. Если говорить о приоритете: русских брать или иностранцев, то скажу так. Хорошего нападающего в России найти сейчас очень сложно. Того, который бы по уровню мастерства был выше наших ребят. Или хотя бы имел сопоставимые данные.

— В вашем списке игроков атаки россияне есть?

— Есть три человека, которых мы рассматриваем. Будем смотреть.

— Это вопрос цены и качества?

— Да. Если иностранец, который в линии атаки на голову сильнее, и мы его к тому же тянем по деньгам, то проблем нет. Мы возьмем иностранца. Например, Лукаш Тесак, который играл в «Торпедо». Он у нас был в приоритете в летнее трансферное окно, и мы его заполучили. Хотя рассматривались и кандидатуры с российским паспортом. Тесак пришел, и сразу стало видно, что этот человек добавил нам качества, агрессии, профессионального отношения к делу.

— Это хорошо, что вы доверяете тем людям, которые вывели клуб в Премьер-лигу, продолжаете давать им шанс. Но не упускаете ли вы время? Или может вы недооцениваете тот факт, что реальность Премьер-лиги оказалась более жестокой, чем вы предполагали?

— Нет. Мы этого ждали, в облаках мы не летали. Просто есть клубная философия, которая выработана Аленичевым, тренерским штабом, поддержана руководителями, президентом, генеральным директором. И от этой философии мы отступать не хотим. Я могу привести немало примеров, когда у нас в футболе покупаются игроки якобы национальных сборных других стран, приезжают в Россию и не играют. Мы этого делать не хотим. Зачем покупать иностранца, который по уровню мастерства не выше нашего игрока, состоящего в обойме команды, русского, знающего требования Аленичева.

— Когда вы каждый раз упоминаете фамилию Аленичева, мне все время хочется вас спросить про некий спартаковский след «Арсенала». У вас же в команде сейчас немало людей, имевших или имеющих к «Спартаку» самое непосредственное отношение.

Тогда сразу вам вопрос: Сашу Филимонова, как бывшего спартаковского игрока для примера берем?

— Почему нет? Он тем более играющий тренер.

— Саша капитан, лидер раздевалки. Опыт огромный. И игроцкий, и человеческий. Очень важный механизм в нашей команде.

— Дмитрий Аленичев...

— Ну, Дмитрий Анатольевич — это наш идеолог. Под него все завязано. Без него, я имею ввиду спортивную часть, в «Арсенале» ничего не решается. Ананко Дмитрий Васильевич — это его единомышленник. Работают вместе давно. Взаимопонимание полное. Дружат семьями. Они дополняют друг друга. Тандем очень сильный. Симбиоз интересный получается.

— Кто еще?

— Зинченко Слава. Знаменитый спартаковский сапожник. Администратор команды. Как мы шутим в команде — тренер-психолог.

— Есть еще и несколько футболистов — спартаковских воспитанников.

— Да. Андрей Лях был в спартаковской школе. Опорный полузащитник, очень профессионально относится к делу. Футболист силового плана. Многие говорят, что техническое оснащение у него не ахти, но на самом деле человек растет. У нас мало таких хавов. Буквально за три года сделал большой шаг вперед. Вверху хорошо играет и побороться может, и в отборе. Артур Малоян. Мы знали, по каким качествам его берем. И он полностью оправдывает возложенные на него надежды. Очень агрессивен впереди. Мы его и брали, чтобы он создавал давление на защитников. Обладает очень неплохой скоростью. Ну, и как спартаковский воспитанник — неплохо оснащен технически. Все что мы от него требуем, он показывает. У Артура была сложнейшая травма, больше года не играл, героически восстановился. Я думаю, что этот сезон будет очень важным в карьере Малояна.

— Недавно разговаривал с одним специалистом и по ходу беседы возник у меня вопрос: Малоян недооцененный или переоцененный футболист? У вас какой ответ?

— Недооцененный, конечно. Желание играть у него огромное. Я не верю, что, когда футболист относится к своему здоровью, к тренировочному процессу серьезно, все это собирает по крупицам — он не прогрессирует. Вне футбольного поля — питание, отдых, сон. Все важно. Никто же не говорит, что надо жить, как монахи. Только на базе и никуда не выходить. Нет. Пожалуйста... Дальше. Саша Зотов. Тут история такая. Когда он был в «Шиннике» в аренде, там один из тренеров сказал: вот убери у нас сейчас любого футболиста — не велика будет потеря. А уйдет Зотов — потеря окажется ощутимой. По человеческим качествам парень золотой. Склонен к комбинационному футболу, технически оснащен. Умный. Как в жизни, так и на поле. Влад Рыжков. Очень техничный футболист, с видением поля. Один в один может обыграть. Он очень важный элемент в нашей команде. У него, правда, есть определенная игровая аритмия — нестабилен. Но я уверен, что все это к нему придет. И стабильность тоже. Пересмотрел парень многие взгляды на жизнь свою, женился, появился в семье ребенок. Это хорошо.

— Многие вообще считают тульскую команду своего рода фарм-клубом «Спартака». Согласны?

— Я бы так не сказал. Просто то, что просит от футболистов Дмитрий Аленичев... 0Его требования близки к тому футболу, который показывает и исповедует «Спартак». На что заточена клубная Академия. И те требования, которые выдвигает Аленичев, спартаковские футболисты быстрее схватывают. Комбинационная игра, более высокое техническое оснащение — все через мяч.

— То есть у вас нет какого-то приоритетного контакта именно со «Спартаком»?

— Нет. Идет равномерная работа со всеми клубами, ни о каких приоритетах речь не идет. Но, если при выборе футболиста у нас есть альтернатива кого из двух или трех игроков брать в «Арсенал», то мы остановимся на спартаковце. Я так думаю. Потому что он знаком с требованиями, которые Аленичев предъявляет футболистам.

— Давайте немного сменим наш разговор. Перейдем на личную тему.

— Взаймы не дам (смеется).

— Хорошо, что предупредили. Учту... Но я вот о чем. Когда мы с вами пару лет назад познакомились, вы были футбольным агентом. А позавчера на сайте РФС появилось сообщение о том, что вы свою лицензию сдали и ваша фамилия исключена из реестра агентов футболистов. Не проясните ситуацию?

— Ситуация простая. Лицензию я сдал сам, потому что появилась новая работа. В ином случае продолжал бы заниматься агентской деятельностью. Я всегда мечтал работать в футбольном клубе. Когда-то и сам раньше пытался играть в футбол, но закончил в 21 год. Своего применения в спорте практически не находил. Был какой-то бизнес. В клуб не звали. Никаких завязок не было. С теми ребятами, с которыми я рос и играл — Вадик Евсеев, Олег Пашинин, а я все-таки воспитанник «Локомотива». Дима Гунько, потом Джубанов, Мелешин, Егор Титов, это уже спартаковская история. Они мои ровесники, против которых я играл или с кем играл. Ребята на ту пору оставались в игре, никаких руководящих постов не занимали. Затем я сам услышал про агентскую деятельность, много об этом прочитал, стало интересно. Появилась возможность найти применение своим силам там.

— А как вы вышли на «Арсенал»?

— Это еще со второй лиги пошло. Получился плотный контакт. Потом ребята вместе с Дмитрием Ананко обратили внимание на мои деловые качества, понимание футбола, спросили: есть ли желание поработать? Я ответил, что есть. Так что все совпало. Клуб Премьер-лиги. С такими людьми, как Аленичев и Ананко очень интересно общаться и работать. Ну и статус у меня теперь все-таки другой. К тому же, это новый вызов. Я человек амбициозный и хочу добиться на этом поприще успехов.

— А в чем они должны выражаться? В успехах команды? Или есть какие-то личные особенности?

— Во внимании к тем футболистам, которые при моей помощи попадают в клуб «Арсенал». Помочь им раскрыться.

— Прошлый агентский опыт помогает?

— Конечно. Я считаю, что работа агентом — очень хорошая школа. Она учит некоему компромиссу. Учитывать интересы и собственные, и футболиста, и клуба. В агентском бизнесе работать очень сложно. И те люди, которым удается найти некий баланс, они в этой профессии успешны.

— Сейчас у «Арсенала» и Дмитрия Аленичева, как главного тренера команды, игрока в прошлом достаточно известного, но тренера молодого, хоть и перспективного — времена очень нелегкие.

— Понятно, что нелегко. Мы все люди амбициозные. Когда ты проигрываешь, это удар по самолюбию. Тем более, что в ряде матчей, о чем я уже упоминал, мы просто обязаны были брать очки. Даже с ЦСКА при хорошем стечении обстоятельств. Тяжело, но... Что мне нравится, так это то, что Дмитрий Анатольевич ведет себя как настоящий мужчина. На людях он это совершенно не показывает. Никакой паники, никаких криков на пацанов или взбрыкиваний на тренировках. Идет нормальный рабочий процесс. Аленичев постоянно все анализирует, делает выводы. Я думаю, что в ближайшее время все должно наладиться.

— Насколько в клубе обсуждалась тема возможного перехода Аленичева в «Спартак»? Вокруг-то было много разговоров. Были какие-то волнения по этому поводу в «Арсенале»?

— Трудно сказать. Я приступил к работе в июне. Поэтому то, что происходило до моего прихода в клуб, как работника, просто не знаю.

— Но мы можем говорить о том, что на Аленичеве в «Арсенале» держится очень многое?

— Конечно.

— А болельщики не требует каких-то изменений? Скажем, большего числа легионеров?

— Что-то требуют. Это звучит и от ВИП-болельщиков, которые в ложах сидят, и от обыкновенных зрителей. Требуют усиления некоторых позиций. Но мы это и сами видим, и над этим работаем. Авторитет команды в городе пока совершенно не пошатнулся.

— Вы же наверняка нередко разговариваете на тему того, что происходит, почему оказались на таком месте в турнирной таблице. Никто не готов задать вопрос: правильным ли путем идем, товарищи?

— Если ваш вопрос назвать своим именем... Не ошибается ли Аленичев? В выборе тактики, в выборе футболистов? Понимаете, в чем дело... Все ведь учатся. И футболисты, которые вышли на поле, получают опыт. И Аленичев, сидя на скамейке, тоже. Может, задним числом и приходят мысли: здесь надо было не эту тактику применить, а другую. Не этого выпускать, а другого. Это нормальный рабочий процесс. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

— Я понимаю, за других говорить не всегда удобно. А вам, как молодому спортивному директору, что-то уже пришлось пересматривать в своей работе в плане работы с игроками?

— Ничего не пересматривал. Разница, возможно, в одном. Когда я смотрел футбол, как агент, я наблюдал и за персоналиями. Допустим, играют «Зенит» и «Динамо». Я смотрю и переживаю за Игоря Смольникова. Или играют московский «Спартак» и «Краснодар». Есть там, в «Краснодаре» у меня, как у агента игрок, я смотрю, чтобы он хорошо сыграл. Хотя у меня с детства вся семья болела за «Спартак». Как и я тоже. Но с 2005-го года я уже ни за кого не болею в российском футболе. Как стал агентом... А сейчас просто переживаешь за них, за самих пацанов, как за общность мужчин — за футбольный клуб «Арсенал».

— Возникают ли такие ситуации, когда вы и как агент в прошлом, и как спортивный директор в настоящем, видите, что нашли игрока, который вполне мог бы усилить клуб. И он сам не против перейти, но что-то не складывается по причинам от вас независящим. Финансы или еще что. Не обидно?

— Ну, была у нас такая ситуация перед открытием летнего трансферного окна, когда мы проводили селекцию. В нашем шорт-листе под №1 присутствовал российский центральный защитник. Но у него был действующий договор с клубом Премьер-лиги. Мы провели переговоры, он был готов к нам переходить, но там стояла определенная опция выкупа, которую наш клуб реально не потянул. И все доводы по поводу того, что через два-три года этот футболист капитализируется, будет стоить больше, то есть, он не только принесет нам пользу в какой-то краткосрочной перспективе, как футболист, но здесь еще присутствует и бизнес-составляющая, ни к чему не привели. Ничего страшного. Я знал, на что шел. Нет трансферного бюджета? Значит, мне было интересно, смогу ли я привлечь футболистов за счет чего-то другого.

— Привлекали?

— Да. Это был своего рода вызов для меня. У нас есть ребята, у которых были реальные предложения на руках от клубов Премьер-лиги. Более весомые в финансовом плане. Но они оказались у нас.

— Российский футбольный рынок перегрет?

— По зарплатам?

— И по ним в том числе. По трансферам в целом.

— Перегрет и намного.

— Эта ситуация долговременная?

— Нет. Если отмотать ситуацию даже на три года назад, сейчас уже совсем все по-другому. В мою бытность агентом, даже клубы второго дивизиона, обыкновенные середняки, которые не решали никаких задач по выходу в более высший дивизион, нам платили комиссионные за футболистов. Игрок был нужен. Сейчас мы даже в Премьер-лиге комиссионных не платим.

— Как вы относитесь к разговорам о лимите на легионеров: ужесточить, ослабить?..

— Я долго думал над этим. Есть тут и плюсы, и минусы. Наверное, какого-то единого механизма не существует. Но с другой стороны не зря же английская федерация, итальянцы задумались об ужесточении лимита. Это все неспроста.

— Но ведь у нас сплошь и рядом бытует мнение, что российским игрокам, так называемым «паспортистам» очень хорошо живется. Зарплаты большие, ответственности никакой: работает над собой или нет, в состав все равно попадает, потому что легионерам приходится выдерживать конкуренцию с лимитом.

— Зарплаты выписывают не игроки, а руководители команд. Значит, дело не в футболистах. В менеджменте.

— К вам, наверное, подходят игроки с разговором на тему увеличения зарплат?

— Да, подходят, да мы общаемся. Но у нас есть в бюджете определенная статья расходов по клубу. Каждому футболисту главный тренер, руководство, обсуждая, назначает фиксированную заработную плату. Если игрок считает, что он достоин большего, мы в клубе готовы к обсуждению. Но повышать зарплату надо за какие-то заслуги, которые проявляются на поле. Если мы футболисту не можем дать какую-то более высокую зарплату, а у него есть предложения из другого клуба, выгодные для игрока и для «Арсенала», то мы открыты, мы никого не держим. Век футболиста короток и он должен зарабатывать. Но каждый заслуживает то, что имеет.

Александр Владыкин
Bobsoccer