Шайбочки в шампанском. «Хьюстон», у вас проблемы!

29.12.2015 22:57
879
30 декабря 1976 года. Потасовка у ворот сборной клубов СССР в матче с «Хьюстон Эйроуз»

1 декабря зима в России официально вступила в свои права. И пусть приходится доставать с антресолей пропахшие нафталином шапки-ушанки. Самое главное — на центральных площадях городов растут искусственные ёлки, на лоткак и развалах сусальным золотом горят знакомые с детства абхазские мандарины, на прилавках магазинов сверкают трогательные ёлочные игрушки, а значит, к нам снова спешит Новый год! И мы снова приготовим тазик с непревзойдённым оливье и поглотим его под привычные тосты парящихся в бане Жени Лукашина с компанией. И, конечно же, вспомним новогодние ледовые баталии прошлых лет. «Тула-Спорт» решил побаловать своих читателей хоккейным десертом под названием «Шайбочки в шампанском» — воспоминаниями о великом противостоянии СССР и Канады на ледовых аренах Москвы и Монреаля, Нью-Йорка и Квебека, Баффало и Чикаго... О противостоянии, которое завораживало тысячи зрителей на стадионах и приковывало к голубым экранам миллионы людей по обе стороны Атлантики.

Если за пару дней до наступления Нового 1976 года кто-то в Северной Америке ещё веровал в непобедимость профессионалов НХЛ, то блестящее турне ЦСКА и «Крыльев» сорокалетней давности по площадкам лучших команд ведущей лиги мира на долгие годы установило хоккейную биполярность на планете.

31 декабря 1975 года. Игрок «Монреаль Канадиенз» Ги Лафлёр атакует ворота ЦСКА
31 декабря 1975 года. Игрок «Монреаль Канадиенз» Ги Лафлёр атакует ворота ЦСКА

Теперь суперматчи СССР — Канада стали проводиться ежегодно, и специалисты приходили к выводу: в самое ближайшее время Советы нанесут профессионалам жесточайшее поражение. Этот прогноз сбудется дважды — 11 февраля 1979 года и 13 сентября 1981 года, когда родоначальники хоккея испытают шок, гораздо более чувствительный, нежели разгром в самом первом матче самой первой серии — 3:7 в сентябре семьдесят второго.

Но сначала посмотрим, в каком направлении развивался в СССР второй половины семидесятых любимый вид спорта Леонида Ильича Брежнева.

Надо признать, что успехи во встречах с канадцами (особенно в Суперсерии-74 и Суперсерии-76) привели к определённому головокружению от успехов. В феврале 1976-го, через месяц после триумфального возвращения из Северной Америки армейцев и «Крылышек», сборная СССР в фантастическом по накалу финале выиграла золото Олимпиады в Инсбруке, но последовавший весной мировой хоккейный форум был провален. Это привело к фактическому игнорированию русскими первого розыгрыша Кубка Канады в сентябре того же года. Руководители нашего хоккея хитрили: за океан послали так называемую «экспериментальную» команду. Подобным шагом, во-первых, подчеркивалось неприятие вновь организованного турнира: дескать, канадцев мы уже на всех уровнях обыгрывали, к чему ещё-то одно соревнование? Во-вторых, как раз в середине семидесятых сборная СССР переживала довольно болезненную смену поколений, и экспериментальный состав позволял на серьёзном уровне проверить претендующую на привлечение в главную команду страны молодёжь. Подтверждением этих кадровых проблем стали две осечки ЦСКА — базового клуба сборной — в борьбе за чемпионство в тот период.

Таким образом, наша страна ничего не теряла. Если б молодёжь, паче чаяния, выиграла Кубок Канады, СССР пережил бы новый всплеск всенародного обожания своих ледовых рыцарей. Поражение объяснили бы «непрестижностью» нового турнира и «планомерностью» подготовки к ЧМ-77.

В итоге события развивались по второму варианту: сборная СССР в Канаде не добралась до финала, уступив в полуфинале заклятым друзьям из Чехословакии. К этой осечке не относились серьёзно до тех пор, пока наши хоккеисты бесславно не провалили мировое первенство следующей весной. Вот тут-то и последовали долгожданные оргвыводы.

Сборную доверили Виктору Тихонову, который впервые в мировом хоккее опробовал игру в четыре звена. Такая схема четыре десятка лет назад позволила значительно прибавить в динамике.

О Викторе Васильевиче написано много — ему пелись дифирамбы, в его адрес выпускались критические стрелы. Но факты остаются фактами: в период с 1978 года (назначение Тихонова) по февраль 1992 года (последний на долгие годы серьёзный успех нашего хоккея — победа на Олимпиаде в Альбервиле) сборная СССР на чемпионатах мира и Европы и Олимпийских играх проиграла всего восемь раз! Не составит труда перечислить эти редкие поражения: фиаско в матче со сборной США в Лейк-Плэсиде в 1980-м (3:4), две осечки в Праге в 1985-м (1:2 от ЧССР и 1:3 от Канады), проигрыши финнам в 1988-м (1:2), шведам в' 1990-м (1:3) и 1991-м (1:2) и чехословакам в 1992-м (3:4). Ни одному другому тренеру в мире ничего подобного не удавалось.

Тем временем суперсерии шли своим чередом. И инициативу по приглашению советских команд перехватил у НХЛ тогдашний главный конкурент этой лиги — Всемирная хоккейная ассоциация (ВХА).

Сан-Диего, 1976 год. Сборная клубов СССР загружается в автобус после тренировки
Сан-Диего, 1976 год. Сборная клубов СССР загружается в автобус после тренировки

В конце декабря 1976 года обновлённая сборная СССР отправилась в США. За океан прибыли вратари Третьяк и Сидельников, полевые игроки Лутченко, Билялетдинов, Первухин, Якушев, Балдерис, Мальцев, Шалимов, Харламов, Александр Голиков, Бабинов, Ляпкин, Шадрин, Петров, Васильев, Михайлов, Ковин, Викулов, Цыганков, Репнев, Жлуктов, Александров, Природин и Крикунов.

В этой серии была сломана одна из традиций хоккея на высшем уровне: прежде наши команды в стартовых играх, как правило, побеждали. Исключение составило лишь начало Суперсерии-74 — ничья 3:3 в первом матче. На сей раз советская сборная начала вояж с поражения в Хартфорде от «Нью-Инглэнд Уэйлерз» (2:5). Затем, правда, русские устроили соперникам из ВХА целую череду избиений младенцев — 7:5 с «Цинциннати Стингерз», 10:1 с «Хьюстон Эйроуз», 5:2 с «Индианаполис Рэйсерз», 6:3 с «Сан-Диего Мэрайнерз». Град шайб в ворота хьюстонцев, показанный нашим телевидением утром 31 декабря 1976 года, добавил советским болельщикам прекрасного настроения за несколько часов до встречи Нового года.

Иван Ксенофонтов

Продолжение следует